Новости

более $2 миллиардов

перевели в Кыргызстан мигранты с начала года.

Подробнее...

новые назначения

Президент Кыргызстана подписал указы.

Подробнее...

Фарид Ниязов

назначен руководителем Аппарата Президента КР.

Подробнее...

Кубанычбек Кулматов вновь стал главой Таможенной службы

Подробнее...

Алмаз Кененбаев стал спикером Бишкекского горкенеша

Процедура тайного голосования состоялась 11 декабря на внеочередной сессии.

Подробнее...

президент Жээнбеков одобрил списание долга Кыргызстана перед Россией

Сооронбай Жээнбеков подписал закон о ратификации протокола к Соглашению об урегулировании задолженности Кыргызстана перед Россией по ранее предоставленным кредитам.

Подробнее...

огни на главной ёлке Кыргызстана зажгут 15 декабря

Подробнее...

бегунки содержатся в спецприёмнике


МИД Кыргызстана прокомментировал ситуацию, связанную с задержанием в США Э.Молдокадыровой и Р.Самудинова.

Подробнее...

Замирбек Карашев

назначен начальником таможни «Ош».

Подробнее...

кок-бору включён в Cписок культурного наследия ЮНЕСКО от Кыргызстана

Подробнее...

Аскарбек Шадиев назначен первым вице-премьер-министром КР

Подробнее...

президенты Кыргызстана и Казахстана поговорили по телефону

Подробнее...

юные хоккеисты из Кыргызстана стали первыми на турнире в США

Подробнее...

терроризм и экстремизм остаются наиболее актуальными угрозами для Кыргызстана

Подробнее...

кыргызстанцы за границей

МИД КР посчитал, сколько кыргызстанцев живет за рубежом.

Подробнее...

Погода в Кыргызстане на декабрь

Подробнее...

ситуация на кыргызско-казахской границе

2 декабря правительства Кыргызстана и Казахстана подписали соглашение о дорожной карте по урегулированию ситуации на границе двух стран.

Подробнее...

президент Жээнбеков рассказал лидерам фракций о поездке в Россию и Беларусь

Подробнее...

на саммите СКБ ОДКБ подписаны документы

Лидеры ОДКБ встретились в Минске, где подвели итоги 15-летней деятельности организации.

Подробнее...

президент Жээнбеков принял участие в юбилейной сессии СКБ ОДКБ в расширенном составе

Подробнее...

Разбили голову ненужному ребёнку…

педагогическая трагедия


 

     В Московский район я  ехала   с   одними планами и одним настроением. Поездка, однако, внесла свои коррективы. А тесное соприкосновение с проблемой навело на безрадостные мысли: всё гораздо хуже, чем  представлялось  из  Бишкека.


осеннее  обострение


Есть в Московском районе один детский садик. Он здесь, разумеется, не один. И ничем он на общем фоне не примечателен. Дети как дети, родители как родители, воспитатели как воспитатели.


Мать трёхлетней девочки на днях пришла в садик за дочкой и увидела крайне неприятную картину: её ребёнок бегает по участку без трусиков.


Ничего "такого" женщина не подумала. Не помчалась по округе с криками "Караул, педофилы!". Ей просто, во-первых, показалась странной "форма одежды" её дочери. А во-вторых, мать справедливо сочла такой "наряд" негигиеничным и вредным для здоровья маленькой девочки.


Подошла, естественно, к воспитательнице. Высказала свои материнские претензии. Воспитательница огрызнулась, однако до серьёзного конфликта дело в тот раз не дошло.


Дома мать ребёнка (назовём эту женщину Эльмирой), к своему ужасу, обнаружила и последствия дочкиных "беструсовых" игр. Полные, как говорится, половые органы песка, грязи… Так и до инфекции недалеко!


На следующий день Эльмира снова отправилась к воспитательнице (назовём её Айжамал) разбираться. Повысила голос (а кто бы на её месте не повысил?). Пригрозила обращением в районо…


И вообще, помешала воспитательнице Айжамал пить чай. Именно этим она в момент разговора занималась.


- Или ты сейчас сама заткнёшься, - между двумя глотками заявила Айжамал Эльмире, - или я сама тебя заткну.


Эльмира возмутилась ещё больше. И Айжамал привела свою угрозу в действие: швырнула в строптивую родительницу кружку с чаем (к счастью, не горячим).


Швырнула-то в Эльмиру, а попала в её маленькую дочку, стоявшую рядом и присутствовавшую при этом громком разговоре.


У ребёнка из носа пошла кровь. Мать бросилась с кулаками на воспитательницу…


Все трое оказались в больнице. В одной палате - Эльмира с дочкой, в другой - Айжамал. У обеих женщин - множественные повреждения, ребёнок  ещё  до  конца  не обследован. Однако, судя по симптомам,  именно  ребёнок и есть главное пострадавшее лицо.


Вот, собственно, и вся предыстория. В конфликте разбирается милиция, выясняя, кто больше, а кто меньше виноват. Подравшиеся женщины получают необходимое лечение.


А  попутно,  как  мне,  журналисту, сообщили по секрету сочувствующие Эльмире односельчане, воспитательница ищет подход к матери своей  воспитанницы.  Причём ищет достаточно агрессивно.  Через  кого-то  угрожает - не только Эльмире, но и её мужу.


Муж, говорят, пугается до истерики  (чем  уж  так  ему угрожают, интересно знать?). Уговаривает жену "понять и простить" противницу. Эльмира  вроде  бы  и  сама  боится, но ещё больше опасается за своё подорванное здоровье.


А как же ребёнок?

Мать  и  воспитательница  подрались  прямо  на  глазах  
у  трёхлетнего  ребёнка.

 


"лишние"  дети


Приехав в село Беловодское, останавливаюсь около парка. Здесь - цивилизация. Огромный торговый центр, расклеенные повсюду приглашения отдохнуть на Иссык-Куле, забитые мусором урны (именно урны, на земле и асфальте мусор не валяется).


У памятников (а их здесь несколько - и монумент в честь тех, кто "смело в бой пошёл  за  власть  Советов",  и памятник героям Великой Отечественной войны, и мемориал, посвящённый ликвидаторам  аварии  в  Чернобыле, и, конечно, памятник беловодчанам, погибшим 7 апреля  2010  года) тихо сидит на скамеечках разновозрастной  народ.


Тишину внезапно нарушают истошные вопли какой-то женщины:


- Девочка! Девочка! Стой! У тебя сумка расстёгнута! Да остановись ты!


Оглядываюсь в поисках той, к кому обращены эти воззвания. По аллейке действительно бредёт девочка с расстёгнутым рюкзаком на спине. Девочка маленькая, лет семи. Вероятно, первоклассница. Рюкзак - почти с неё и видно, что очень тяжёлый. Девочку ведёт за ручку молодой мужчина - наверное, отец.


Испытываю лёгкое, хотя и неприятное недоумение. Мог бы ведь и помочь дочке. Сумка вон какая тяжеленная, а он, взрослый мужик, налегке идёт.
В этот момент пару наконец настигает вопящая женщина:


- Девочка, ну я же тебе кричу. Сумка, говорю, расстёгнута у тебя. Ты что, не слышишь?


Теперь она кричит ещё громче. Какое ей, спрашивается, дело до чужой расстёгнутой сумки? Зачем в столь агрессивной форме  воспитывать на ровном месте чужого ребёнка?


Мужчина тем временем выпускает из своей ладони девочкину ручку, оглядывается на её рюкзак и… даёт ей увесистую затрещину. Ребёнок втягивает голову в плечи, а отец (наверное, всё-таки отец) заботливо застёгивает молнию на рюкзаке, снова берёт девочку за руку и что-то, наклонившись, ей объясняет.


Может, то, что сумку надо закрывать. Может, то, что надо слушать, когда тебе что-то кричат…


Догнать их не могу. Не успеваю. Пара ускоряет шаг и скрывается между домами.


Возвращаюсь на место, задыхаясь от потрясения.


Здесь, у входа в парк, меня ждёт человек. Тоже потрясённый  -  только не этим зрелищем. Молодая женщина по имени Анара, сама мать, в ожидании Эльмиры с адвокатом  занимает меня рассказами о никому не нужных детях.


- У нас всего за пару месяцев пропали, по-моему, восемь детей. Мальчики, девочки… Их ищут, конечно. Но зачем, скажите, обязательно нужно доводить до того, чтоб кого-то искали? Неужели нельзя проводить какие-то профилактические мероприятия, принимать меры?


Куда пропадают дети? Кто куда. Те, кого удаётся разыскать, признаются, что сбежали. Из дома - от презираемых родителей, из школы - от ненавистных учителей и жестоких одноклассников. А кого найти пока не удалось… Кто знает, где они сейчас и что с ними. Живы ли?


- У меня дочка вот-вот в школу пойдёт, - рассказывает Анара. - Знаю, в какую школу. И конечно, мне не всё равно, как она будет там учиться. Волнуюсь, переживаю уже сейчас. И не только за неё. Долго обивала пороги соответствующих кабинетов - просила-умоляла камеры видеонаблюдения в школе установить. Мне вроде бы пошли навстречу, но… Поставили камеру около входа. А зачем она там нужна, там ведь и так всё на виду!


- А  где  не  на  виду? - спрашиваю  Анару.


- Около туалета, например. У нас в районе (да и не только у нас, наверное) школы сами знаете какие. Туалеты на улице. Об их состоянии молчу, но ведь именно там, около сортиров, на отшибе, и происходит всё самое "интересное"! Именно там подростки пробуют курить и выпивать. Именно там старшие ученики (в основном почему-то ученицы) обижают младших девочек, вымогают у них деньги… Вот где камеры в первую очередь нужны!


Ещё, считает Анара (и спорить с ней никто не станет), работать должны участковые и инспекторы по делам несовершеннолетних. После каждого случая пропажи или гибели детей ходить по школам, проводить беседы с учениками и их родителями, предостерегать, советовать…


- Такое впечатление, - заключает Анара, - что наши дети не нужны нигде и никому. Нет никому никакого дела, что завтра с тем или этим ребёнком может случиться что-нибудь страшное. И самое страшное: сами родители, кажется, не очень-то переживают за своих детей!


Анара делится проблемами, с которыми лично она столкнулась, пока её дочка ходила в детский сад. Сначала, говорит, приняли на работу новую воспитательницу, сразу насторожившую родителей своим странноватым поведением и отношением к малышам. Оказалось, раньше эта женщина работала… в исправительной колонии!


- Думаете, кто-нибудь из родителей возмутился? - спрашивает Анара. - Думаете, потребовали её увольнения? Нет! Всем всё равно. Кричит - пусть кричит. Бьёт детей - пускай бьёт, до смерти ведь не убьёт. Вот так большинство и рассуждает.


По настоянию неравнодушной Анары эту воспитательницу  всё-таки  уволили. А у Анариной дочки - новая напасть:  заставляют  есть кашу. Которую она не ест в принципе  -  никакую. Ни дома,  ни  в гостях - просто организм не принимает. И не просто  на  словах заставляют, а натурально, говорит Анара, зачерпывают ложкой и  суют  ребёнку в рот. Будешь есть, дескать, никуда не денешься!


- Я из-за этого знаете сколько ругалась и с воспитательницей, и с заведующей, - вздыхает Анара. - Но если бы моего ребёнка, не дай бог, так, как Эльмириного… Убила бы, наверное!


А Эльмира - ну что Эльмира? Она не такой человек.

 

У  очень  многих  взрослых  жалости  нет  и  к  своим-то  собственным  детям.  Не  говоря  уже  о  чужих.

 


вот  такой  она  человек


Анара, по её словам, одна из первых (не считая врачей и сотрудников милиции) узнала, что произошло в детском садике. Село есть село, ничего здесь не утаишь. Прониклась. Решила во что бы то ни стало помочь Эльмире - главным образом ради её девочки.


Анара тайком показывает мне фотографии трёхлетней малышки, сделанные сразу после "инцидента" и переснятые ею на всякий случай на свой мобильный телефон.


- Кровь пошла из носа… - это всё, что я слышала до этого момента про травму Эльмириной дочки.


На самом деле всё выглядит гораздо серьёзнее. Лицо у девочки в синяках. Особенно глаза в чёрно-синей "оправе". Про этот симптом очков (или "глаза енота") мне много рассказывали знакомые врачи. Симптом этот тревожный. Свидетельствует о черепно-мозговой травме. Надо ли говорить, насколько опасна такая травма в трёхлетнем возрасте?!


- Никак доехать не можем, - оправдывается по телефону Эльмира. Едет она из Бишкека, куда её направили из местной больницы для дополнительного обследования. - То и дело приходится останавливаться: её рвёт.


"Её" - это маленькую Эльмирину дочку. Частая рвота - тоже, между прочим, признак черепно-мозговой травмы! Как минимум - сотрясения мозга. Как максимум… Страшно даже подумать.


- Я предложила Эльмире свозить ребёнка на судебно-медицинскую экспертизу, - говорит Анара. - Если уж в больнице врачи особого рвения в лечении девочки не проявляют (да и родной матери вроде бы всё равно), то хоть специалисты-эксперты бы её освидетельствовали и поставили правильный диагноз.


Эльмира сама из-под капельницы вылезла, взяла дочку. Поехали мы с ней. Уже почти доехали до места. "А где направление на экспертизу? - спрашиваю её. - Направление, которое тебе в милиции дали? Ты его взяла?". Нет, отвечает, не взяла. Забыла. В общем, развернулись мы и поехали обратно. Такое впечатление, что…


Свою мысль Анара не заканчивает. Замолкает на полуслове.  А  я,  пожалуй, закончу. Такое впечатление, что Эльмира  не  очень-то  и  переживает за своего ребёнка. И не очень-то стремится наказать покалечившую его воспитательницу.


Воспитательница Айжамал на контакт с журналистами не идёт. Намерена разговаривать только непосредственно с Эльмирой и непременно в присутствии своего адвоката.


У  Эльмиры  тоже  есть  адвокат. Его ей посоветовали сердобольные  соседки.  Адвокат, тоже, как и мы с Анарой, до глубины души потрясённый случившимся (и не столько, как вы понимаете, тем, что травмы получили две взрослые, прости господи, тётки, сколько тем, что пострадал маленький ребёнок), намерен до конца биться за соответствующее преступлению наказание для агрессивной воспитательницы…


Но Эльмиру уже посещают мысли совсем другого рода.


"я  простила  и  ты  прости"


- Они на нас давят, - жалуется по телефону Эльмира, имея в виду воспитательницу и представителей детсадовской администрации. - Угрожают…
Как же, интересно, они могут на вас давить? Чем угрожать? Что такого могут они вам сделать, какой вред причинить, что даже по телефону слышно, как вы трясётесь?


В больнице, рассказывает Эльмира, воспитательница Айжамал зашла к ней из соседней палаты:


- Я тебя простила, ты  меня  прости.  Давай мириться будем.


До беловодского парка Эльмира в тот день так и не доехала. Вместо неё позвонил озадаченный адвокат:


- Пришлось выйти на полдороге. Обратно в Бишкек возвращаюсь.


- А  в чём дело?


- Да Эльмира ваша... Что-то я её не понял. Говорит - дайте мне пару дней, я подумаю.


- О чём тут думать?!


- Ну не знаю. Я, наверное, ничем ей помочь не смогу.


Много времени прошло, прежде чем Эльмира снова вышла на связь. Объявила, что едет встречаться с детсадовской администрацией. Потом - снова в больницу, под капельницу.


- Как думаете, много они ей предложили? - мы с Анарой пытаемся угадать, о чём был разговор у Эльмиры с её оппонентами.


- Немного, наверное. Откуда у них большие деньги? Даже на лечение, наверное, не хватит. Да и не всё же в мире деньгами измеряется!


Врачи, кстати, очень рекомендуют Эльмире показать девочку ещё и детскому психологу. Кроме черепно-мозговой травмы, у неё налицо травма душевная, не зря ребёнок почти не ест и не спит ночами. Сначала маму унизили и избили у неё, дочки, на глазах. Потом и дочку ранили на глазах у мамы.


А мама простила обидчицу. Которая продолжит, судя по всему, работать в детском садике. И будет продолжать кричать, бросать в детей тяжёлые предметы - всё ей сойдёт с рук.


Ребёнку  плохо...  Ну  и  что?


Там же, в Беловодском, разговорились с женщиной, торгующей на рынке. У неё сын-второклассник.


- Никогда не пойму, - говорит она, - как некоторые - да что там некоторые, ОЧЕНЬ МНОГИЕ матери относятся к собственным детям. Может, у вас в Бишкеке всё по-другому, а здесь, в селе, кажется, что рожают бездумно, от нечего делать, и потом не испытывают к сыну или дочке никаких тёплых чувств.


Я сына недавно к врачу водила. Как всегда, очередь в поликлинике. Где-то далеко за мной - молодая мама с грудничком. Малыш плачет, видно, что мучается, горит весь. Только потрогаешь, ясно, что высокая температура.


Я предложила женщине без очереди пройти. Своё место ей уступила. А она на меня смотрит как на ненормальную. Ничего страшного, дескать, постоим. Ну и что, что плачет? Ну и что, что горит?


"Не обращайте внимания!" - эту фразу моя случайная собеседница до сих пор без содрогания вспоминать не может.


Если родные матери так относятся к детям - чего ж мы требуем от чужих, посторонних взрослых?


"У вас в Бишкеке", наверное, не так, говорит она. Так! Точно так же обстоят дела и в Бишкеке. Да и далеко за пределами Кыргызстана. Чем дольше живём, тем меньше любви, сострадания, элементарного уважения - в том числе и к собственным детям. Тем больше злобы, ненависти и агрессии - в отношении своих же собственных детей.


- Когда дочка пожаловалась, что её заставляли давиться кашей, - вспоминает Анара, - когда пришла домой из садика и с плачем сказала, что больше туда не пойдёт, - я побежала к воспитательнице. Вы что, говорю, проблем хотите? Устрою вам проблемы!


Потом много чего неприятного было. Для меня. Меня в чём только не обвинили, как только меня не обозвали! Но дочку мою больше никто пальцем не трогал. И она на всю жизнь усвоила: у неё есть мама, которая не даст её в обиду, всегда защитит.


Эльмирина же трёхлетняя дочка усвоила другой урок: на маму надежды нет. Как и вообще на всех взрослых.


Ольга  НОВГОРОДЦЕВА

Комментарии   

 
+2 #1 RE: Разбили голову ненужному ребёнку…мужЫк 28.09.2017 16:07
только что написал в министерство образования, как это назвать? - "каталку" на одну школу из сузакского района, №27 им. Гагарина, что там процветает рэкет - детей забирают взрослые дядьки, в основном мальчишек на разные работы по дому,кому кирпич выгрузить, у кого кукуруза, картошка и проч. грабят, угрожают, бьют. а педогилы, как Лола, Нуржан, закрывают глаза, им и самим нужно ж будет, наверняка... а тут статья похлеще. выходит, не каждый даже родитель пойдет защищать своего ребенка, опять же - эл эмне дейт? не говоря уже о стойкости и уничтожить таких вот педагилов... буду дальше писать в министерство, пока наш бардак не прикроют. я бы вам сюда даже статью пригнал об этой школе и не только. из личного опыта, не знаю. куда писать...
Цитировать
 
 
+2 #2 RE: Разбили голову ненужному ребёнку…бабушка 30.09.2017 09:52
хочется опять сказать:"вот поэтому и увезла своих детей из киргизии" но не буду в этот раз - в этот раз скажу, что вы неправы, что "Точно так же обстоят дела и... далеко за пределами Кыргызстана" - нет, не так! Я была одной из не самых нежных и внимательных матерей, но прожив там, где живу энное количество лет скажу, что сытый запад научил меня многому, и в том числе, и умению любить - да, любить - не умела я этого раньше по отношению к своим детям. сейчас учусь и успешно,- примерами с других - и как общаться с собственным дитем, и как его воспитывать своим примером, и как прощать. к чему я веду, а к тому, что вы правы в том, что государство вкупе с обществом должно вести работу по воспитанию молодежи, а из понимающей молодежи растут хорошие родители - конечно, я очень по-дилетантски выражаю мысли но, во-первых, места здесь писать маловато, а во-вторых, кому надо прочтут между строк. это то, что я почерпнула из культуры западных народов, а у них поверьте есть чему учиться.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить